Стул

Стул

Тридесятое королевство было славно на чародеев и магинь, и конечно же на ведьм. Одной из них была Цирцея. Нет, не та, которая превращала проплывающих мимо ее острова моряков в диких зверей. Эта Цирцея была пра-пра и еще двадцать с чем-то раз праправнучкой той самой красотки, живущей на Ээя, но потом сбежавшей оттуда со скуки, после расставания с Одиссеем. А вот наша Цирцея как раз вроде даже имела в своих жилах его кровь: зря что ли бабка куролесила с древнегреческим красавчиком. Но проверить сие подозрение было невозможно, ведь анализ ДНК в тридевятом царстве был неизвестен.

 

Цирцея время от времени тоже шалила, как и ее знаменитая двадцать пять раз прабабка, и могла из вредности или ради шутки превратить очередного мужика, проезжающего мимо ее дома, то в оленя с ветвистыми рогами, то в хряка с отвисшими боками. Вредных и занудных барышень она тоже не жаловала — могла превратить или в жабу, или в цаплю, наблюдая как одни поедают других.

В целом же, малышка Цирцея была безобидной. Наигравшись со своим зверинцем, она отпускала «животных» на волю и на прощание махала белым платочком, после чего в кустах мелькали голые задницы бравых мужланов королевства или тощие ягодицы дворцовых сплетниц.

Однажды, гуляя по лесу и напевая свои веселые песенки, Цирцея не заметила, как забрела на большую солнечную поляну и, присев отдохнуть под раскидистый старый дуб, уснула сном младенца. Разбудил ее чьей-то пристальный взгляд. Строгое красивое мужское лицо изучало ее с высоты роста хозяина. Мужчина был чернобров, кареглаз, с лепным ртом и аккуратной бородкой дроздоборода. По его одежде Цирцея определила, что этот чудесный экземпляр принадлежит к королевской охране, о чем свидетельствовали камзол и сапоги из черной глянцевой кожи, которые носили исключительно гвардейцы Короля. Однако перед юной ведьмочкой стоял никто иной, как сам начальник королевской охраны со странным именем Цербий. Никогда раньше Цербий не встречал Цирцеи и его взгляд выражал... много чего выражал: уж больно девушка была хороша собой, а Цербия дома, меж тем, ждала жена и трое детей.

Поскольку над лесом опускался густой вечер, Цербий галантно предложил провести Цирцею домой, хотя двигала им не галантность, а несколько иное приземленное чувство. Девушка согласилась и поначалу даже хотела превратить рыцаря в гнедого коня, чтобы прокатиться вокруг своего коттеджа, но пока они дошли до места назначения — позабыла о своей шутке. Цербий запал Цирцее в сердце. Он был умелым обольстителем и с легкостью пускал пыль в глаза даже ведьме.

На следующий день Цербий привез Цирцее подарки и угощения. Потом снова появился на пороге ее дома и вскоре уже они встречались два раза в неделю: по вторникам и четвергам. Правда, предусмотрительный начальник охраны, разведав о способностях новой пассии, рассказал ей о жене и детях, поведав, что брак был вынужденным — брак по расчету и служит для правого дела. Так и было на самом деле, только Цербий умолчал, что помимо милой ведьмочки у него числилось еще несколько любовниц.

Несколько месяцев Цирцея и Цербий сияли от неприкрытого счастья — любовь как ни как. Начальник охраны был опытным любовником и знал, как одурманить голову даже такой не простой девушке, как Цирцея. Ведьмочка влюбилась и прощала своему мужчине все — такова природа влюбленной женщины.

Наступила осень, и Цирцея собралась на ежегодный осенний слет ведьм, а день этот пришелся как раз на четверг и Цербий сокрушался, что теряется целый день. Малышка Цирцея поцеловала своего любимого в щеку и пообещала придумать что-то, чтобы компенсировать утраченную встречу.

Цербий же решил по-своему: нечего терять день, а уж коль домик ведьмы был свободен, он пригласил новую вакханку в уголок их счастья с Цирцеей и решил придаться плотским утехам прямо здесь, а то оголять зад на прохладном осеннем ветру в лесу ему не улыбалось.

Так уж устроено, что все самые сказочные повороты в нашей жизни происходят в тот самый момент, когда их совсем не ждешь. Так случилось и у Цербия. Цирцея вошла в свой коттедж в самый не походящий момент, когда новая любовница объезжала начальника королевской охраны. Откинувшись на потного любовника спиной, выставив вперед крутую грудь и широко опираясь ногами о половицы, вакханка раскачивалась и скакала, демонстрируя не дюжий опыт страстной наездницы.

С хлопком двери за спиной Цирцеи у горе-любовников в процессе наступила рекламная пауза. Она уронила на пол метлу и пыталась осмыслить увиденное, а Цербий и его пассия застыли в нелепой позе, уставившись на нежданную «гостью».

А дальше все произошло очень быстро! Цирцея взмыла под потолок и впервые Цербий увидел ее ужасный лик: пронизанный светом черный череп, с ямой вместо рта. Он хотел было сделать хоть что-то, но было поздно.

Хлопнув в ладони, одним лишь звуком, ведьма поставила на колени недальновидную вакханку, а Цербий превратился в... Стул. Стул весьма неестественной конструкции: торс начальника охраны превратился в спинку, с запрокинутой вверх головой, широко расставленные ноги выполняли роль передних ножек, а руки, а руки — задних. Зато сидение отсутствовало. Вместо него зияла пустота. Сесть на этот стул можно было лишь расставив ноги или лицом к спинке.

Расхохотавшись леденящим душу смехом, Цирцея погналась за вакханкой, и пока та бежала голая через лес, преследовала ее до самого озера, а потом, уже рядом с кромкой воды, превратила в дырявую лодку.

С тех пор, Цирцея-младшая больше не превращала людей в зверей ради забавы, теперь она превращала их в предметы мебели: так что, если ваши вещи иногда вздыхают, вам не послышалось, они «живые».

Однако, первое перевоплощение Цирцеи человека в стул было самым ярким и запоминающимся.

Новаторский стул появился на главной площади Королевства на следующий же день после происшествия и имел необычайный успех у жителей столицы: кто только не пытался взобраться на него! И лишь Цирцея знала, что «стул» все чувствовал, понимал, что он «живой», но это уже была другая история.

Вишенка на торте: даже самый искусный прелюбодей может плохо кончить.