Хранитель Времени и Матильда

Хранитель Времени и Матильда

Башня без часов была спрятана за высокой горой, покрытой густым лесом, на самой границе Королевства. Она была настолько высокой, что ее верхушка всегда терялась в облаках. Подняться под самую крышу мог только служитель башни. Никто не знал его имени, мало кто видел его вблизи, все называли его между собой просто Хранителем времени.

Хранитель действительно был хранителем. Он не просто охранял время, а упорядочивал его и раскладывал по классификатору. В одних ящиках были впустую израсходованные минуты, в других — часы глубоких раздумий, были и коробки с мгновениями радости. Ах, чего здесь только не было! У каждого времени было свое точное назначение и было очень важно не перепутать секунды, которые тянутся днями, с днями, которые пролетают, как одна секунда.

 

Но если бы Хранитель работал только со временем, как с самостоятельной субстанцией! Его обязанности распространялись значительно шире. Высокие стеллажи снизу-до верху были заставлены бочонками. Некоторые светились, некоторые выглядели потертыми от старости, какие-то, напротив, выдавали свое недавнее появление среди своих более древних коллег. На каждом бочонке значились имена и даты.

Это были не просто емкости, это были архиваторы. Каждый принадлежал определенному и единственному жителю Королевств. В недрах этих хранилищ оседали периоды жизни людей, будь то Король или последний бездельник. Никто кроме Хранителя не знал, что время обладает удивительной способностью не просто считать хронометраж жизни, а быть счастливым или, напротив, несчастливым, удачным или неудачным. Все эмоции, испытанные персонажем, сохранялись в часах и мгновениях. Когда хозяин эмоций прощался с земной жизнью, Хранитель забирал с полки архиватор и отправлял его на специальном лифте в путешествие.

Он не знал куда едет его «подопечный» — вверх или вниз, только слышал движение механизма, и когда все звуки стихали, Хранитель открывал дверцы движущейся кабинки и обнаруживал ее пустой. Зато, когда в Королевстве должен был кто-то родиться, Хранитель получал новенький бочонок и, оформив его по всем правилам, устанавливал на полку, чтобы собирать новые впечатления от часов жизни на земле нового человека.

Это было пасмурное утро, пропитанное влагой и тоской. Бывают такие дни, когда солнце прячется и скупится на свой свет и тепло. В такое утро кажется, что ночь вроде бы уже ушла, а день так и не наступил: серо, уныло, с вкрадчивым чувством безнадежности. Хранитель вышел из своей комнатки у подножия бесконечной лестницы, уходящей, казалось, в самое небо, вынул специальное устройство, похожее на тележку, привязал ее к перилам и вот механизм зафыркал, вздрогнул и потащил Хранителя по этажам башни.

В производственном отсеке на большом дубовом столе уже лежали свертки со временем, ждущим свой час на классификацию, а среди них лежал конверт со списком бочонков, чье время пришло на отправку в лифте туда, куда Хранитель не имел доступа.

Обычно он оставлял эту работу на «потом»: в должностной инструкции не говорилось, что в приоритете и Хранитель оставлял прощание с бочонками на самый последний момент. За время своей службы он успевал привязаться к этим устройствам и часто они заменяли ему людей. Он и знал людей через эти странные коробочки. Они могли рассказать Хранителю гораздо больше, чем слова или поступки самого человека. Когда пришла очередь бочонков, Хранитель перешел к именам. В этот раз их было очень мало. Одно. «Матильда».

Хранитель времени хорошо знал кто это.

Он подтянул высокую лестницу на колесиках и установил ее рядом со стеллажом, где на высоте стоял архиватор с часами жизни Матильды.

Бочонок был теплый и слегка светился.

Матильда была уже стара. Она была настолько древней, что сама не могла бы с точностью назвать полную цифру, указанную в ее свидетельстве о рождении. Однако года не мешали ей держать спину прямо, а голову в здравии. У Матильды всегда была помада на губах, а за ней стелился тонкий шлейф духов. Точно такой же аромат сейчас источал бочонок с памятными датами Матильды.

Хранитель устало опустился в плюшевое кресло и поставил перед собой на стол архиватор жизни Матильды. Как много он упаковывал в него разных событий!

Матильда была пятым, но не последним ребенком в бедном, но дружном и трудолюбивом семействе. Веселая, смешливая, она хорошо пела и танцевала. Когда Королевство охватила чума, семья Матильды первая попала под удар. Смертоносный недуг миновал ее родителей, но не детей. Выжила единственная девочка — Матильда. Все ее многочисленные братья и сестры умерли, девочка чудом победила болезнь. Она помогала родителям, скорбела вместе с ними и не жаловалась на усталость. К сожалению, они прожили не долго и через пару лет Матильда осталась совсем одна. Ей было всего пятнадцать, но теперь ей приходилось обеспечивать себя самостоятельно.

Матильду пригласил на работу Хозяин Салуна. Он давно имел слабость к юной и стеснительной красотке.

Хранитель перебирал отрывки памяти, тщательно упакованные в бочонок, вспоминая, насколько прекрасной в те годы была Матильда: темные волосы волной, зеленые глаза, розовые губы, упругая грудь и тонкая талия. Она была так наивна, что не до конца поняла, чего Хозяин хочет от нее, а когда все случилось, прочно оказалась в его любовницах. Но так как она очень хорошо танцевала, то каждый вечер выходила на сцену. А танцевала она непревзойденно. Это и было ее спасением. Вскоре молва о танцовщице пронеслась по Королевству и часто по выходным публика набивалась в Салун, чтобы посмотреть на танцы Матильды.

О, как она танцевала! Когда ее стройные ножки в полосатых чулках пускались в пляс, весь Салун от самого дальнего угла до самого конька на крыше ходил ходуном, приплясывая вместе с ней! Хранитель улыбнулся, повертев в руках ленту с записью тех дней.

Да, Матильда была непревзойденной танцовщицей. Спустя несколько лет заезжий импресарио сделал Хозяину предложение и Матильда отправилась в турне по всем ближайшим десяти Королевствам, где ей аплодировали не только простые зрители, но также и монархи, и их жены. Однако, импресарио тоже не смог удержаться на расстоянии от прелестей Матильды и воспользовался своим положением. Матильда не умела говорить «нет», а потом долго плакала в подушку.

Тем не менее, гастроли прошли успешно, девушка вернулась в Королевство с идеей создать свою танцевальную труппу, но как раз в тот момент в их Салун вошел Путешественник. Это был умный, воодушевленный молодой мужчина, настолько увлеченный своим занятием, что увлекал всех вокруг. Правда, когда он увидел танцы Матильды, даже он на время позабыл обо всем на свете.

Хранитель вздохнул и заварил себе чай. Он не отказывал себе в такой малости, как потянуть время: кто как не он умел делать это профессионально.

Перед Хранителем оказался розово-голубой шар с клубящимся в нем паром из архива Матильды. Это был один из самых счастливых периодов ее жизни. Матильда заметила нового гостя и ее сердце расцвело. Она согласилась на прогулку с ним и при свете Луны, на берегу Лебединого озера исполнила особенный танец для Путешественника. Она впервые танцевала настолько вдохновенно. Путешественник растерял весь дар речи и мог говорить только глупости и оборванные фразы. Но Матильда и не ждала от возлюбленного умных речей, ей хотелось совсем другого, чтобы он прикоснулся к ее сердцу. В эту ночь в ее жизнь вошла любовь. Для нее это были часы чистого счастья.

Хранитель вглядывался в розово-голубой туман в шаре времени, как тот стал сгущаться и темнеть прямо на глазах. Одни воспоминания уступали перед другими.

Путешественник погостил в городе еще месяц, а потом его мятежный дух потребовал новых открытий. Он был из тех, кто уходит по-английски. Следующие месяцы Матильды были пропитаны отчаянием и горечью. Теперь шар потемнел.

Спустя положенный срок у Матильды родилась чудесная девочка. Она назвала ее Авророй, в честь утренней зари.

Хранитель взял со стола рюмку с ликером и сделал глоток. Не ликера ему хотелось выпить, коньяку.

Аврора была чудесной малышкой, ее смех был подобен звукам колокольчика, а голосок — ангельским.

А уж как любила дочь Матильда — не передать. Она оказалась замечательной и даже слишком заботливой мамой. Аврора любила учиться и возиться с ягнятами. Девочка часто помогала местному пастуху пасти отару на зеленых лугах Королевства. Но больше всего Аврора любила танцевать со своей мамой. Матильда смирилась с ролью любовницы Хозяина Салуна, она не могла отказаться от помощи — ей хотелось дать своей девочке все самое лучшее, но при этом вела себя она очень скромно, чтобы не бросать тень на Аврору.

Развернув ленту с воспоминаниями о тех днях, Хранитель смахнул скупую слезу, скатившуюся по его морщинистой щеке.

В один прекрасный солнечный день Аврора по привычке отправилась с Пастухом и отарой овец на пастбище. День был прекрасный, теплый — ничто не предвещало беды. Ураган налетел абсолютно неожиданно. Деревья гнулись, ветер выл, дождь хлестал, заливая все водой. Стихия разбушевалась так жестоко, что несколько овечек не удержались на земле и их утянуло порывом мощного ветра в небо. Пастух не видел, побежала ли Аврора спасать их или случилось что-то другое, но малышки не оказалось рядом. Когда Матильде, бегущей под дождем и ураганом на пастбище, повстречалась отара, сопровождаемая только Барни, псом Пастуха, ноги несчастной женщины едва не подкосились.

Потом еще целую неделю весь поселок искал Аврору, но девочку так и не нашли.

Хранитель посмотрел на полку, где стоял бочонок Авроры. Он не пополнялся больше, но за ним никто не присылал лифт. Значит судьба дочери Матильды так и осталась секретом.

Для Матильды наступили темные времена. Долгие месяцы она сильно болела, и многие считали ее безумной. Но спустя год после того, как пропала Аврора, Матильда день в день покинула Королевство. Она уехала в самое дальнее Княжество, где поселилась в горах в маленьком домике. Изредка она спускалась в столицу и просто бесцельно бродила между туристами и жителями Княжества. Как-то она попалась на глаза Канцлеру, он вспомнил женщину, которая танцевала на сцене подобно божеству и окликнул ее. Они разговорились. После этой встречи Канцлер стал наведываться в горы. Он предложил Матильде руку и сердце, но она отказалась, зато согласилась переехать к Канцлеру в дом. Она вела его хозяйство, руководила несколькими благотворительными фондами. А потом Матильда открыла в себе талант управления и стала не просто помогать Канцлеру, а была избрана министром финансов. Ее уважали за разумное руководство и ценили за приумножение казны Княжества. При этом Матильда заботилась о простых жителях, а особенно о детях и сиротах.

После смерти Канцлера, Матильда попрощалась с Князем и его двором, и вернулась в поселок. Она жила в своем прежнем доме с любимой собакой. Вчера ее древняя подружка уснула навсегда, а сегодня пришло время Матильды — ничто больше не держало ее на этом свете.

Хранитель времени тяжело поднялся из-за стола и прошел к сводчатому окну. День догорал, а он не подготовил бочонок с воспоминаниями Матильды к отправке в неизведанное место.

Послышался дребезжащий звук лифта, и Хранитель, словно проснулся ото сна. Он поспешил к заветным дверкам и достал из них новый бочонок. Тот был новенький и необычайно дорого украшен. На нем золотыми буквами было выгравировано имя его новой владелицы и сердце Хранителя времени дрогнуло.

Он долго смотрел на новоприбывший бочонок. На его лице читалось прозрение и движение мысли. Лоб его вспотел, а в глазах появился неестественный блеск. Хоть раз в жизни, собственной упорядоченной, правильной, строгой имел ли он право на своеволие?

Хранитель не стал более испытывать собственную смелость и оплошность тех, кто управлял лифтом и быстро вынув воспоминания из бочонка Матильды, переложил их в драгоценный новый архиватор. Бочонок Матильды уехал в лифте пустым.

Хранитель хорошо знал, что делал. Да, он нарушил правила, но мир от этого не станет хуже. Ведь Матильда была женщиной, которая хотела всем и каждому сделать лучше и у нее теперь появился второй шанс — сделать лучше сам мир, получив немного счастья на свой личный счет.

Хранитель Времени и Матильда

* * *

В Великой Империи родилась девочка. Она огласила весь мир своим уверенным криком, требуя к себе внимания. Вокруг суетились повитухи и акушерки, королевский доктор контролировал весь процесс.

— Девочка, девочка! — разнеслось со всех сторон. В комнату вбежал встревоженный папаша-король.

— Где моя дочь? Где моя Виктория? — счастливо вскричал он.

Малышка возмутилась, она заплакала еще громче, пытаясь сказать, что ее зовут вовсе не Виктория, а Матильда, но ее язык пока что отказывался ей подчиняться. Потом она уснула и ее память стала истончаться, таять, прятаться в глубину ее души и сердца. Из памятных дат и событий она трансформировалась в ощущения, эмоции, чувства.

Новорожденная сладко спала в кроватке, и когда последнее воспоминание о любимой Авроре встрепенулось в маленьком сердечке, Виктория прерывисто вздохнула, а нежная материнская рука погладила ее, успокаивая.

Хранитель Времени и Матильда

Хранитель времени получил звонок по секретному зеленому телефону. Этот телефон звонил впервые, и Хранитель приготовился к худшему. Однако, все оказалось чуть иначе. Густой голос был строг, но в конце разговора его обладатель добродушно засмеялся. Хранитель знал: подобное нарушение больше не пройдет, но он и сам не хотел испытывать судьбу. Это было так ответственно — подарить кому-то второй шанс.

Королева Виктория вышла замуж по любви, вопреки монаршему уставу своего Великого Королевства. Имела девять детей, сорок два внука и восемьдесят пять правнуков. Правила шестьдесят три года. Стала знаменитой «бабушкой Европы». А еще она хорошо знала, что такое время и ценила его. Не зря ее эпоха была названа в ее честь — Викторианской.

Вишенка на торте: сказочники тебе еще не то расскажут!