Моргана

Моргана

Сказочка на ночь

В мире людей обязательно должен быть злой персонаж. На него легко списать все проблемы и провалы, обвинить в бедах и неприятностях, его легко ненавидеть и презирать — в общем, без плохого человека людям очень сложно. Тем более, случаются такие добрые персонажи, которые способны доказать свое «добро» только посредством борьбы со злом, даже если никто не знает сколько зла в злом, и добра в добром, собственно.

 

Если зло должно быть уравновешено добром, то добро, очевидно, нуждается в подсветке злом.

Моргана была феей. Однако, людская молва считала ее злой колдуньей, и списывала любые беды в Королевстве на ее присутствие. А еще в людском представлении она была не только злой, а еще и распутной. Моргане приписывали бесконечные любовные связи, хотя никто никогда не мог доказать ни одну из грязных сплетен. Чем больше «легенд» появлялось о Моргане, тем больше распалялись главные выдумщики королевства — эта блуждающая между злом и добром категория людей никогда не знает, в какой точке находится сама, хотя они уверены в своей полной безгрешности.

Правда же была в том, что Моргана была очень красива и действительно обладала магической силой и даром целительства. Она знала о своих талантах с раннего детства, развивала их и училась контролировать, а к двадцати пяти уже была самой сильной феей на ближайшие десяток королевств. Ее черные волосы, синие глаза и кремовая кожа были не менее магическими, чем врожденный дар.

Именно такой ее повстречал Мерлин. Он влюбился с первого взгляда в эту фантастическую женщину и, не смирившись (а Мерлин все знал, но был уверен, что может обмануть время и себя самого), что безразличен ей, решил приворожить Моргану.

Колдун был в курсе, что план его очень опасен и может рухнуть в любое мгновение, ведь Моргана с легкостью могла разгадать его намерения и обратить на него гнев, что было бы совершенно законно, а потому он решил действовать загодя и продумывал каждый свой шаг. Сначала он втерся к фее в доверие, развивая ее магические способности и открывая новые грани, позже, стал сотрудничать с ней, так что встречались теперь они каждый день, а после того, как почувствовал, что Моргана привыкла к нему, стал позволять себе легкий флирт и ненавязчивые прикосновения.

Увы, ничто не действовало на прекрасную магиню. Моргана была равнодушна к Мерлину. Разве что, стала видеть в нем друга и коллегу, но не более, а великий волшебник рассчитывал на совсем другой эффект от затраченных усилий.

Возможно его настойчивость рано или поздно принесла бы свои плоды, но случилось так, что, отправившись на луга за лечебными травами, Моргана повстречала Короля. Он объезжал свои владения, подыскивая идеальное место для строительства новой здравницы на водах. В тот период времени Король был холост, он только — только развелся с первой женой и пока ему было не до новых романов, тем более, его будоражил новый масштабный проект. Но какое дело женщине до мнения мужчины о своевременности его романов — готов он сейчас или не готов. Если женщина хочет, мужчина пересмотрит свой взгляд на существующую реальность.

— Ваше Величество, — присела в реверансе Моргана. Без всякой магии со стороны феи, взгляд Короля зацепился за ложбинку между ее грудей. Монарх не знал, что все умные женщины при встрече с мужчиной прячут свои мозги в декольте, а Моргана была умна еще до своего рождения.

— Не подскажешь ли, красавица, где здесь поблизости хорошая харчевня? — спросил Король, не отрывая взгляд от соблазнительных женских форм. Моргана подняла на него глаза, их взгляды переплелись. Впервые магиня не разгадала, что испытывает ее собеседник. Ее собственные чувства были настолько новыми, что она, пораженная их силой и мощью, замерла перед новыми ощущениями.

— Я могу показать, ваше Величество, — без всякого кокетства, но полная надежд, предложила она. Король кивнул, и подхватив красавицу за талию, усадил перед собой в седло. Пока они ехали по лугу, объезжали небольшое поселение и дальний овраг, Моргана пела песни своим дивным голосом, услаждая слух Короля. У харчевни мужчина спешился и помог сойти с коня спутнице.

— Благодарю за сопровождение, милая. Может еще свидимся, — обронил он, попрощался кивком головы и вошел в трактир.

Король затронул струны души Морганы и теперь она жила в предвкушении новой встречи. Но она еще не знала на что способны влюбленные короли, обманутые в своих ожиданиях Мерлину не понадобились ни заклинания, ни особые умения в чтении чужих мыслей, как только он увидел Моргану, он прочитал в ее взгляде, что все изменилось, а уж выведать у нее, кто завладел ее мечтами было проще простого. Промучившись три дня и три ночи, Мерлин едва не сжег себя на костре ревности и решил: теперь коварство ему не враг, а первый помощник.

Выпив зелье собственного приготовления и произнеся трижды магические слова, он принял облик монарха и отправился к своей возлюбленной.

Даже магиня может быть ослеплена, если влюблена по-настоящему и Моргана не заметила подмены. Она приняла «короля» — Мерлина и когда тот сладкими речами и медовыми устами завлек ее в свои сети, совсем потеряла голову. Очнулась она только утром, когда рассвет разрезал тонким лучом мрак спальни и тени стали таять, теряя свою силу. Потянувшись к своему любовнику с утренним поцелуем, Моргана отпрянула с глухим вскриком — на простынях возлежал не кто иной, как Мерлин!

Тут же смахнув с себя сладкий дурман, фея вскочила с постели и бросилась в лабораторию за баллончиком с газом-осквернения, чтобы запятнать Мерлина несмываемой краской позора. Но и Мерлин не дремал. Колдун окружил себя защитными чарами, и для надежности спрятался за дверью. Он просил прощения, убеждал магиню, что имел только чистые намерения и хочет взять ее в жены, объяснял, что плоть его стала слаба настолько, что он не мог сдержать ее, но ничего Моргана не слышала, ее душа была разорвана в клочья подлым предательством.

Прогнав мага из дома, в ту же секунду Моргана сумела оказаться возле Короля, но он был занят делом — председательствовал на заседании кабинета министров и думал только о государственных делах. Его сердце было чисто от любых привязанностей и любовей, кроме любви к своему Королевству. Все это она поняла, стоило ей увидеть Короля в деле.

Горе и боль Морганы были столь велики, что она разлилась удивительным сиянием вдоль всей линии горизонта, переливаясь тысячами бликов и миллионами солнечных искр. Как легкое привидение, бесплотное облако окружила она Короля, прямо во время заседания и невесомо поцеловала в губы, оставив на них влажный след тумана. Только он так ничего не понял и не заметил, увлеченный делами, но зато всё видели подданные, министры и их секретари: как сотканный из туманов образ Морганы, промелькнул по залу и скрылся за окнами, на долю секунды зависнув у рамы и печально качнувшись, словно в прощальном жесте. Пораженные чинуши сорвались с мест и прилипли к окнам, заметив, что легкая фигурка женщины-облака удаляется к линии горизонта, где на самом краю стоит сама фея.

«Фата-Моргана, Фата-Моргана», — пронеслось по залу, и с тех пор появилось удивительное явление вроде «обмана зрения», названного в честь прекрасной чародейки. Конечно, вы слышали совсем другие сказки, но так оно и было.

Вишенка на торте: Фата-Морганой не рождаются, Фата-Морганой становятся!