Король и его правила любви.

Король

Думаешь, Король носил мантию, корону и сидел на троне? Или может быть, Король развлекался с утра до ночи, а может быть с ночи до утра, дела сваливал на министров, а, может быть, любил охоту и бесконечные разъезды между своими дворцами, замками и виллами, разбросанными по миру?

Король был не таким.

 

Король безупречно выглядел в костюмах и дорогих туфлях, но предпочитал кожаные брюки и высокие, грубые ботинки. Вместо «Майбаха» он колесил по своему Королевству на «Харли Девидсон». Любимым занятием Короля были проекты строительства коттеджных городков, и вообще, он прекрасно справлялся с работой прораба, но вынужден был разбираться в отчетах министерства финансов, следить за тендерами министерства здравоохранения, проверять как строят дороги во всех уголках его королевства и еще попутно занимался дипломатией, законотворчеством и образованием поданных. У Короля совершенно не было времени на отдых, поэтому его личная жизнь выглядела более, чем скромненько.

Уже две Королевы сбежали от него к соседям, одна к тому, чье Королевство было по левую сторону от границы, а другая — к тому, который жил за морем. Любимые женщины возле Короля не задерживались — их просто не было. Все его время было отдано делам государства и королевскому долгу. Его сосед, старый друг, с которым Король когда-то занимался одним крупным межгосударственным проектом (тот самый от которого дочь сбежала с Драконом), все время напоминал, что пора бы подумать о наследнике, ведь у Короля есть еще и обязанности перед своим родом.

Но наш Король был таким парнем, который уважал женщин и считал, что не имеет права отбирать у них удовольствия жизни, в угоду королевских обязанностей, как и знал, что не закроет глаза на измену и выставит изменницу за порог, чем будет держать ее в «черном теле». Да, Король обладал не абы каким чувством собственного достоинства и делить Королеву с другим мужчиной для него было сродни потери самоуважения. Да и дур, заглядывающих ему в рот, он не переносил на дух. Потому Король уже подумывал о суррогатной матери для своего наследника, благо это было разрешено законом во всех близлежащих королевствах.

Однажды поздней ночью, после очередной «той еще работенки» — реструктуризации таможенной службы из-за присвоения огромной партии элитного коньяка, который производили монахи в самых высоких горах Королевства, Король намного позже, чем ожидалось, вернулся в Замок.

Он вошел в зал, сбрасывая куртку на любимое мягкое кресло, в котором любил сидеть, решая государственные вопросы. В дверь вошла его секретарь — Грейс. Король и Грейс работали вместе уже лет шесть, он выбрал ее сам, отметив безупречную работу ассистента при директоре фабрики, шьющей на экспорт первоклассные костюмы.

— Ужин? — уточнила Грейс. Они уже давно общались односложно, понимая друг друга, кажется, с полуслова.

Король кивнул, расхаживая вокруг стола и читая последний отчет Канцелярии, переданный ему в конверте с сургучной печатью. Через две минуты перед ним были расставлены приборы и блюдо с ужином — стейк с кровью и салат.

— Вина, — коротко бросил Король, отрезал кусок стейка и отправил в рот, снова вернувшись к чтению документа. Тут же у его левой руки материализовался бокал вина. Конечно, он не возник из воздуха. Это Грейс услужливо поставила его у руки своего господина.

— Пригласите массажиста, Грейс, — снова коротко попросил Король.

— Его Высочество, уже полночь, — ответила Грейс. Король оторвался от бумаг и посмотрел на своего секретаря, приподняв бровь.

— Вы сами распорядились сократить содержание массажиста и, если до десяти не появляетесь в Замке, отправлять его домой, — напомнила Грейс, держа перед собой планшет, готовая в любой момент записать указания Короля. Он не отрываясь смотрел на женщину, ожидая от нее решения. Она приняла его.

— Я могу сделать вам массаж, ваше величество.

Король молча сел на стул спиной к Грейс. Женщина стала разминать его окаменевшие плечи и напряженную шею.

— Жестче, — попросил он.

— Надо снять футболку, — ответила Грейс.

Король стянул через голову футболку и бросил ее на кресло, к куртке. Умелые, сильные пальцы Грейс прошлись по мышцам, разогревая кожу.

— Сколько вам лет, Грейс? — неожиданно спросил Король.

— Двадцать девять, Ваше величество, — без заминки сообщила Грейс.

— Надо же, я думал вам уже лет тридцать пять, — на этих словах пальцы Грейс на мгновение дрогнули, но тут же продолжили свое дело. — Из-за вашего ума, Грейс. Я почти никогда не смотрел на ваше лицо. Вы вкусно пахнете, — неожиданно закончил Король.

Она была скорее некрасива, чем красива, но в ее внешности было нечто магическое, притягивающее взгляд: то ли глаза под тяжелыми веками, то ли угловатые скулы, а, может быть, тяжелый подборок с едва заметной ямкой, но никто не посмел бы назвать ее лицо не интересным. Оно, казалось, гипнотизировало, притягивало к себе взгляды. К тому же, как только Грейс начинала говорить, вдруг открывалась ее другая сторона: тайная, яркая, глубокая. Грейс была не только умна, но и очень обаятельна.

— Ну что ж, ваше величество, теперь вы знаете, что я моложе вас на целых шесть лет, — улыбнулась Грейс.

— Не имеет значения Грейс, моложе вы или старше. Я хочу посмотреть на ваше лицо, — Король поднялся и развернулся к Грейс. — Распустите пучок, пожалуйста.

Женщина выполнила просьбу Короля и шелковое пламя роскошных волос окутало ее плечи. Король протянул руку, пропуская сквозь пальцы медные, тяжелые локоны. Он внимательно рассматривал лицо своего секретаря, не скрывая, что впервые видит его по-настоящему.

«Впервые» случилось и с Грейс: она испытала смущение в присутствии Короля.

— Кто вас ждет дома, Грейс? — Король оставался на месте, но сейчас ей показалось, что она стоит к нему впритык.

— Ваше величество, я уже три года как живу в замке. У нас слишком много дел в Королевстве...

Теперь Король сократил между ними расстояние и притянул ее голову за затылок к себе.

— Если сейчас ты ответишь мне и останешься на ночь в моей постели, то завтра директор ЗАГСА скрепит наш союз сургучной печатью.

Он ждал, сгребая ее волосы в кулак, но не сделав больше ни одного движения навстречу. Его дыхание обжигало ее губы. Грейс встревоженно моргнула, хотя тоже старалась ничем не выдать своего волнения. Она даже представить себе не могла, что Король легко читает ее по румянцу на щеках и пульсу в жилке на шее.

— Мои родители не поймут, если я их не приглашу на церемонию, — наконец решилась она.

— Утром отправим за ними гонца, — Король совсем легонько потянул за волосы на затылке, заставляя женщину посмотреть ему в глаза.

— Да, ваше величе...

Ее слова заглушили губы Короля.

Вишенка на торте: Королю выгоднее воспитать Королеву себе под стать, чем искать ее в соседнем королевстве.