Дракон

Дракон

Сказочка на ночь ) 18+

У него была слава. Популярность. Его боялись. Снова боялись. И снова боялись.

Он — Дракон.

 

А быть Драконом — большая ответственность во все времена. Тем более, Драконов много не бывает, и он один был на всю округу и еще на десять близлежащих королевств.

Дракон был полной противоположностью Прекрасному Принцу. Ничего прекрасного в Драконе, даже с использованием телескопа, разглядеть было невозможно, да и как Дракон может быть прекрасным? Он был Великолепен. А это, знаете ли, огромная разница с Прекрасным.

Кроме того, Дракон оскорбился бы, если бы кто-то попытался назвать его Прекрасным. Достаточно, что на несколько десятков ближайших королевств, уже был один такой Принц.

По правилам всех сказок Дракон наводил на простых смертных ужас, держал в страхе знать и напоминал королям и королевам, кто в королевстве главный, чтоб им корона на глаза не наползала. В общем, скукота, а не жизнь, если разобраться. Кроме одного: все знали — настанет день, и Прекрасный Принц отрубит Дракону голову. Так всегда — Прекрасное не переносит конкуренцию с Великолепным. Хотя, как и положено в сказках, все говорили шепотом, что «добро» победит «зло», доказательств доброты Прекрасного Принца пока никто не знал.

Еще Дракон регулярно проводил время с Шутом. Тот рассказывал ему кучу небылиц, доставал редкие вещицы из Дворца и по большим праздникам служил Дракону собутыльником по вискарику, односолодовому. Тут надо подметить, что Дракону именно служили. Дружбу с ним водить отказался бы даже умалишенный, а работать на него, да и то только за самую высокую плату, согласился лишь Мерлин, но и у него были свои прибабахи — то Королю Артуру что-то наколдует, то с Морганой воюет.

Однажды Шут, как бы невзначай, заметил, что неплохо бы Дракону обзавестись чем-то более постоянным, чем жрицы любви по выходным, иначе говоря продажные девки (просто даже Шут, при всем его цинизме и безбашенной дерзости, не позволял себе упоминать при Драконе, что, увы, и секс тот покупает за деньги, никто не даст ему ничего по собственной воле — боятся ж).

— Как ты себе это представляешь? Драконих в два раза меньше, чем Драконов, это значит по половине на одного, — захохотал Дракон, и мощно срыгнув струей пламени, почесал блестящую чешую на пузе. — Некоторые мои собратья связываются с гадюками, но заиметь в своем замке змею — я еще не настолько спятил, — и Дракон захохотал еще громче, на этот раз троекратно выпустив струю огня из пасти. У Драконов так — не поджаришь кого-то в течение недели, сбрасывай излишки огня не по делу.

Вальяжно развалившись на диване и поглаживая ящерицу, приткнувшуюся рядом с его рукой, Шут подмигнул Дракону:

— Перевоспитай в Дракониху Принцессу.

— Хочешь, чтобы мне раньше сорока голову оттяпали? — Хмыкнул Дракон, выпустив пар через ноздри. — С кем же ты распишешь пулю, дружок? Других достойных противников пока еще на десятки миль не видать.

— Я как бээээ, — потянул Шут, набивая себе цену. — Сейчас выступаю посредником. Принц не сильно-то хочет рубить головы направо и налево, а если ты избавишь его от капризной девчонки — готов покрыть себя позором и умчать в дали-дальние.

— А ты нахал. Коль Принцу деваха не в прок — меня пусть изводит.

— Устанешь — пыхнешь разок и... — Шут развел руками и захохотал. — Зато она, как ты любишь — с огоньком!

— Однако Прекрасный Принц, как я погляжу, тот еще аферист: хочет оторвать мне голову с помощью девки, сам не потрудившись?

Но Дракон не был бы Драконом... Он любил девиц с перчинкой. По крайней мере, если их удел был предрешен, то после них хоть выхлоп был похож на фейерверк.

Оказалось, Принцесса действительно была той еще штучкой: умела топать ножкой, подбочениваться, закатывать глазки и доводить Дракона до бешенства. Но и он позволял себе оставаться с Принцессой собой: не строил из себя джентльмена, хотел рявкать огнем — рявкал и даже сбрасывал с себя свои доспехи из чешуи, чего не позволял ни с кем: вот, что происходит, если Принцесса единственная способна погладить Дракона «против чешуи». Завистники поговаривали, что Принцесса с ним научилась только «плохому», но удивились бы узнав, что Принцесса уверена: Дракон учит ее только Великолепному.

Никто ж не знал, что под чешуей и кольчугой Дракон был действительно Великолепен: мускулист, волосат и велик. На счастье Принца, он вовремя слинял: конкурировать с Драконом было не по силенкам Прекрасного. Да и Принц мастерски прожигал время с Шутом в Лас-Вегасе, в то время пока Дракон учил Принцессу тому, до чего бы сам Шут даже после двенадцатичасового просмотра одного сайтика «чего-то там хаба» не додумался.

Вишенка на торте: хочешь научиться великолепному — приручи Дракона.